Быт. 8, 20-22

Не страдания и смерть Христа были приятны Богу, но их значение. Благоухание заключалось в том, что грех осуждён окончательно...

«И обонял Господь приятное благоухание».

В чём же заключалось благоухание этой жертвы, а также других жертв, которые позже стали приносить священники на жертвеннике всесожжения? «...Это всесожжение, жертва, благоухание, приятное Господу» (Лев. 1: 9, 13, 17 и др.).

Конечно, Господь Бог обоняет от сжигаемого животного не тот запах, который ощущает человек,— Ему приятно само значение приносимой жертвы.

Жертва — это открытое признание своей виновности и суд над виной. Ной со своим семейством остался жив, воды потопа не погубили его. Остались живы и те животные, которых Ной теперь приносил в жертву. Если Бог, осудив весь мир, оставил Ноя и его семейство в живых, то не значит ли это, что они признаны невиновными? Должен ли Ной теперь осуждать себя?

Принося жертву, Ной осуждал свою греховность, открыто признавал, что он и его семья тоже были достойны смерти и спаслись только благодаря милости Божьей. Именно это было приятным благоуханием для Бога.

Потоп не уничтожил греха. Бог говорит об этом здесь же: «Помышление сердца человеческого - зло от юности его». Невзирая на это, Господь всё же решает: «Не буду больше поражать всего живущего, как Я сделал». Всё это сказано в связи с жертвоприношением Ноя, которое было для Бога приятным благоуханием, потому что напоминало о суде, который однажды действительно уничтожит грех.

«...Христос возлюбил нас и предал Себя за нас в приношение и жертву Богу, в благоухание приятное» (Еф. 5, 2). Не страдания и смерть Христа были приятны Богу, но их значение. Благоухание заключалось в том, что грех осуждён окончательно и всякий грешник, который согласен с этим осуждением и признаёт себя виновным, достойным смерти, может принять Божье помилование и жить вечно!

Небесный Отец принял благоухание от жертвы Иисуса Христа, и её значение остаётся в силе во веки веков. Однако ещё и сегодня для Бога приятно, словно благоухание, искреннее признание блудного сына: «Отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим» (Лук. 15, 21).