Василь встал после своей первой молитвы с сердцем полным радости и глубокого мира. Теперь он познал Иисуса вполне. В Нем приобрел он самого лучшего Друга, Советника и Утешителя, которому мог открывать свое сердце во всякое время и при всякой нужде. С этого дня он сделался совершенно совершенно другим, неузнаваемым мальчиком. Боязнь новых побоев у него совершенно миновала. Он стал бодрым и веселым. К родителям относился теперь с большей любовью и послушанием, стараясь во всем им помогать и угождать. Мать Василя первая заметила в своем сыне перемену к лучшему, и сделалась к нему добрее. Василь осмелился однажды заговорить с нею об Иисусе и о тех людях, к которым ему так строго было запрещено ходить. Он думал, что сможет скорее склонить свою мать на сторону Господа, и надеялся, что она лучше его поймет. Но услыхав от сына о штундистах и увидев, что он еще не забыл про них, мать вновь стала к нему очень суровой. Она сообщила обо всем мужу и рассказала ему, что сын склоняет и ее пойти на собрание. В страшном гневе отец вновь накричал на Василя и под страхом сурового наказания раз и навсегда запретил упоминать в доме о штундах. С одной стороны Василь был теперь вполне счастлив. Он знал своего Господа и при каждом удобном случае отправлялся на чердак, который сделался для него алтарем, местом беседы с Господом и молитвенного общения с Ним. Эти минуты приносили ему много радости и утешения. Но с другой стороны он все больше и больше чувствовал недостаток в общении и беседе с верующими; ему так хотелось пойти к ним, ибо он любил их теперь еще больше. Его влекло желание поделиться с ними радостью, получаемой им в общении со своим Господом, поделиться тем, что знает теперь Иисуса, что его сердце принадлежит всецело Ему.", Отрывок из рассказа «Штундист.

image