Мне на грудь прицепили именную табличку, означающую, что сегодня я готов помочь любому пришедшему и вообще что я из этих. Вывеска быстро потерялась на дне кармана. Помогать я готов и без нее, но мне не хотелось, чтобы ее заприметили знакомые или одноклассники. Хватит того, что Борис до сих пор носит кличку Баптист. Неопытные сверстники и меня хотели наградить похожим прозвищем. И, помнится, я уже сражался за право не иметь отношение к этому слову. И доказал одному на виду у многих, что ко мне оно отношения не имеет. И «ошибаться больше не стоит. И проверять на безропотность, присущую христианам. А в следующий раз он не отделается расквашенным носом. И никто не отделается. Куда хочу, туда и хожу. Хочу — в кино, хочу — в церковь. Мое дело. Так я для них не стал баптистом. А может, перестал им быть. Такое вот отречение от христианства при помощи кулаков. Незаметное. Иногда нам кажется, будто мы бьемся за свободу. На самом деле идет просто смена хозяев.»Отрывок из книги”Молодо-зелено. Книга 1″Андрей Везиков",

image