«Трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит»

Ис 42:3

Итак, я вполне могу рассчитывать на мягкое обращение со мною со стороны Господа. Он не отвергнет меня, если даже я окажусь столь слабым и столь бесценным, как тростник. Кто-то сказал однажды: Я не дал бы за тебя и тростинки! Это недружелюбное слово, но это все-таки правда. Я гораздо хуже тростинки, которая растет у реки, потому что тростник по крайней мере может прямо держать свою головку. Я же сокрушен и бедственно сокрушен. Я не в состоянии издавать ни звука, во мне негодное отверстие, через которое уходит весь воздух. Иисус, однако, не хочет окончательно сокрушить меня, но если Он не хочет делать этого, тогда меня мало тревожат попытки других сокрушить меня. О милостивый и милосердный Господь, я ищу убежище под Твоим покровом и забываю свои раны!

Может быть, еще лучше сравнить меня с курящимся льном, который тлеет, но не дает света. Я опасаюсь, что могу быть более обременительным, нежели полезным. Страх убеждает меня, что сатана погасил мой свет, оставив лишь вредный дым, и что Господь вот-вот погасит мои последние искры. Но я все же не отчаиваюсь. Милующий меня жив! Сердце Его слишком горячо бьется ради меня! Мой Иисус не может погасить меня. Как же все это радует меня! Господи, снова воспламени меня и помоги мне сиять во славу Твою!