В коридоре звонок оповестил конец лекциям, но аудитория была поглощена этим неожиданным диспутом, и все как один остались слушать продолжение. — Я ведь задал этот вопрос не потому, что хочу им завести вас в тупик, а потому, что я стою на распутье идей, и хочу узнать, в чем смысл человеческой жизни, безошибочно найти его и посвятить ему всего себя. Много перечитал я всего о жизни Сен-Симона, Чернышевского, Толстого, Достоевского, Белинского, Р.Тагора, Гюго, Гегеля, Энгельса, Маркса и других. Но вот нет их, нет и их последователей, кроме последнего. Да и они ничего цельного, утоляющего мою душу, не сказали мне. Знаю я единственную книгу, которая дает ответ на этот вопрос - это Библия:
"Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную" (Иоан. 3, 16).
Человеку, нашедшему смысл жизни в учении Христа, в Нем Самом, не грозит смерть ни физическая, ни духовная; и материальное благополучие для него - не конечная вершина. Но как верить в нее? Наша современность отрицает Библию, а Библия признает нашу современность, - закончил Павел.
Долго лектор молчал после этого, но, направляясь к выходу, сказал:
— Конечно, религию отцов, со всем старым укладом жизни, мы отвергли, хотя очень для многих она была сдерживающим началом. Теперь заняты исканием новой религии, которая смогла бы не только заменить старую, но и превзойти ее. Этим именно заняты М. Горький и Луначарский.
С этими словами лектор спустился вниз, зашел в свой кабинет и, сев, затяжно закурил папиросу.
Павел нашел его там и, подсев к нему, спросил:
— Зачем же нам разрушать родительские дворцы и ютиться в землянках из-за одного того, что мы - новое поколение? Это же возвращение к диким временам (если только древне-халдейскую и египетскую культуру можно назвать дикой)? Может быть, лучше продолжать строить то, что мы начали по учению Христа? Обновить от всякого чуждого наслоения?
Лектор рукой потряс колено Павла и закончил уже вполголоса:
— Ты, возможно, и прав, но ведь надо идти против течения!
Николай Храпов «Счастье потерянной жизни»

image