"Что пользы, братья мои, если кто говорит, что он имеет веру, а дел не имеет? может ли эта вера спасти его?"

Иак 2:14

Иаков не говорит, что у этого человека есть вера. Этот человек сам утверждает, что имеет веру, но если бы у него действительно была дарящая спасение вера, то у него были бы и дела. Он верит только на словах, а такая вера спасти никого не может. Слова без дел мертвы.

Спасение - не от дел. И не от веры плюс дела. Оно - от веры, что выливается в добрые дела.

Почему же тогда в 24-м стихе Иаков говорит, что человек оправдывается делами? Не противоречит ли это учению Павла о том, что мы оправдываемся верою? Никакого противоречия здесь на самом деле нет. Оба они правы. Все дело в том, что в Новом Завете описывается шесть различных аспектов оправдания: Мы оправданы Богом (Рим 8:33) - именно Он почитает нас за праведных.

Мы оправданы по благодати (Рим 3:24) - оправдание Бог дает нам как подарок, который мы ничем не заслужили.

Мы оправданы верою (Рим 5:1) - этот подарок мы принимаем, уверовав в Иисуса Христа.

Мы оправданы кровью (Рим 5:9) - драгоценная кровь Христа была ценою, заплаченной за наше оправдание.

Мы оправданы силою (Рим 4:25) - та сила, что воскресила из мертвых Иисуса Христа, нашего Господа, сделала возможным и наше оправдание.

Мы оправданы делами (Иак 2:24) - добрые дела - свидетельство для внешнего мира о том, что мы действительно были оправданы.

Недостаточно просто заявить о своем обращении. Слова мы должны подкрепить добрыми делами, что неизбежно следуют вслед за рождением свыше.

Вера невидима. Это - невидимый договор между нашей душой и Богом. Увидеть его другие не могут. Но они могут увидеть добрые дела - плоды этой спасающей веры. Не видя дел, у них есть полное право усомниться и в нашей вере.

Добрыми делами Авраама была его готовность принести своего сына в жертву Богу (Иак 2:21). Добрыми делами Раав было ее предательство своей страны (Иак 2:25). Мы называем это делами добрыми потому, что они показали всем их веру в живого Бога. Иначе бы они были ничем иным, как преступлениями, а точнее убийством и государственной изменой.

Тело, отделенное от духа, мертво. Ведь смерть - это разделение духа и тела. Так и вера без дел мертва. В ней нет ни жизни, ни силы, ни энергии.

То, что тело живет, означает, что в нем живет невидимый дух. Так и добрые дела становятся видимым знаком невидимой спасающей веры, живущей в человеке.