16 марта. Откр. 2, 1-7

Без любви к Богу и к ближним ненависть к злу теряет смысл.

Ты оставил первую любовь твою».

Свидетельствуя Ангелу Эфесской церкви о его состоянии, Господь отмечает его положительные стороны: он не может сносить развратных, испытал тех, которые только называют себя апостолами, ненавидит дела николаитов. При таком всестороннем осуждении неверности в церкви, Господь всё-таки видит опасность для Ангела и предупреждает: «Если не покаешься в том, что оставил первую любовь — сдвину твой светильник!»

Осуждение греха не поднимает Ангела церкви на должную высоту, и даже добрые дела не могут защитить его — светильник может быть сдвинут!

Любящие Господа призваны ненавидеть зло (Пс. 96, 1. Но жить одной только ненавистью невозможно, даже если она положительна. Жизнь исходит от Бога, а Бог есть любовь. Так что жизнь — это проявление любви. Без любви к Богу и к ближним ненависть к злу теряет смысл.

Пока мы в этом мире живём в окружении зла, нам следует ненавидеть зло, особенно когда оно проникает в среду верующих. Это и есть страх Божий, как написано: «Страх Господень - ненавидеть зло» (Притч. 8, 13). Однако страх Божий выражается не только в ненависти к злу.

Пророк Исаия говорит: «Страх Господень будет сокровищем твоим» (Ис. 33, 6). Этот страх вполне сочетается с нашей сердечной привязанностью к Богу: «Господа, Бога твоего, бойся, и Ему одному служи, и к Нему прилепись...» (Втор. 10, 2. Выражение «к Нему прилепись» говорит о внутреннем тяготении, которое может быть вызвано только любовью. «Как лань желает к потокам воды, так желает душа моя к Тебе, Боже! Жаждет душа моя к Богу крепкому, живому: когда приду и явлюсь пред лицо Божие!» (Пс. 41, 2-3). Именно такая привязанность человека приятна Господу.

Истинное познание Бога, познание Его красоты и величия не может оставить человека равнодушным. Кто не испытывает внутреннего влечения к Господу, тот не познал Его.

Итак, лишь привязавшись к Господу искренним сердцем, мы будем испытывать отвращение ко всякому злу. «Более же всего облекитесь в любовь, которая есть совокупность совершенства» (Кол. 3, 14).