На восьмидесятилетие Уинстона Черчилля Британский парламент поручил художнику Грэму Сазерленду написать портрет виновника торжества. «Как вы меня собираетесь нарисовать? – спросил художника Черчилль. – Как херувима или как бульдога?» Черчиллю нравились эти прозвища, ходившие о нем в народе. Однако Сазерленд сказал, что изобразит то, что видит. Результат Черчиллю не понравился. Сазерленд написал его расплывшимся в кресле со своим фирменным взглядом исподлобья. Очень похоже, но не очень привлекательно. После официального представления портрета Черчилль спрятал его в своем подвале, а позже и вовсе уничтожил. Подобно Черчиллю, большинство из нас имеет некий привлекательный образ, который выставляется напоказ. Это может быть успех, благочестие, красота или сила. Мы также на многое готовы, чтобы скрыть свои неприглядные стороны. По-видимому, где-то глубоко внутри мы боимся, что нас не будут любить, если увидят наше истинное лицо. Уведенные в плен израильтяне представляли собой жалкое зрелище. За многочисленные грехи Бог позволил врагам поработить их. Но при этом сказал, что им не следует бояться. Он знал их по имени и был с ними в каждом испытании (Ис. 43:1-2). В Его очах они были дороги и многоценны (Ис. 43:4). Несмотря на отталкивающую внешность, Бог любил их. Мы будем меньше заботиться о мнении других, если эта истина укоренится в нашем сердце. Бог знает нас настоящих и любит нас безмерной любовью (Еф. 3:18-19).

image